Ретабло и комиксы: переживание фактичности чуда

Бросилось в глаза сходство ретабло[1] и «супергеройских» комиксов. Структура очень похожая – яркая картинка с нарочито упрощенной графикой, повествующая о некоем невероятном событии, и содержащая короткий комментарий. Удивительное сходство, которое не исчерпывается одним только внешним видом. Ретабло это овеществленная благодарность святому за некое свершенное чудо, фиксирующая это самое чудо в виде графической новеллы. Состоящей, правда, из одного кадра, в отличие от комиксов, но зато количество и постоянный поток прибывающих ретабло, размещаемых на стенах в храмах, создает очень похожий эффект серийности, с одними и теми же героями-святыми. Так Святой Младенц с Аточи  объединяет собой не меньше сюжетов, чем какой-нибудь Капитан Америка. Общей пружиной и ретабло, и героических комиксов оказывается мощная, но довольно монохромная эмоция, выраженная в двух словах: «Чудо произошло». Этот базовый элемент христианства нисколько не теряет своей интенсивности от тиражирования, поскольку воспроизводит единственную и самодостаточную парадигму «свершения невозможного». На этом теологическом механизме основано и невероятное размножение шаблонных супергероев, мало отличимых друг от друга, создаваемых и востребованных только для того, чтобы еще раз запустить сценарий переживания фактичности чуда. Можно предположить, что характерная для ретабло бытовая мелочность (доходящая порой до комической крайности) явление однопорядковое – любой повод годится, чтобы поблагодарить за чудесное; точка прорыва к над-человеческому оправдывает все. Разумеется, для подобного восприятия нужен навык – просто так ни ретабло, ни комиксы не произведут должного эффекта. Создается впечатление, что оба этих феномена идут параллельными путями развития – со всей их наивностью и чистосердечностью, которая прекрасно уживается с усложняющейся медиализацией. В случае ретабло речь идет об опосредовании жеста религиозной благодарности фигурой художника, сначала безымянного, но постепенно вступающего в свои авторские права. Появившиеся на ретабло автографы художников позволяют превращать ретабло в арт-объеты, включая их в пространство искусства.

Итак, ретабло это благодарственное жертвоприношение в медиаформате; графический нарратив, объединяющий вокруг себя людей и служащий постоянно возобновляемых напоминанием их единства. Интересно было бы рассмотреть феномен комиксов через призму подобного жертвоприношения. В частности, разобрать эффект от смещения адресата в этих двух нарративах – «спасибо, святой» в структуре ретабло, и «спасибо, сверхчеловек» в комиксах. Известно, что пафос восхищения деяниями святых (супергероев, в случае поп-культуры) – признак формирования молодой религии. Пожалуй, оксюморон «прихожане комиксов» звучит в этом контексте не совсем шутливо и ежегодные многотысячные паломничества на Comic Con тому подтверждение.

 

Вот несколько примеров ретабло:

Мой сын Мигель всё время на уроках отвлекался и думал о супергероях. Учительница постоянно сердилась, потому что он ничего не усваивал, и я стала опасаться, что мой сыночек так и останется ослом. Но благодаря Нашей Деве Сапопанской, услышавшей мои мольбы, учительницу сменили, и новая принесла Мигелю журналы с историями о супегероях. Так что мальчик с большим увлечением принялся их читать, и при том довольно быстро. Посвящаю это ретабло Деве.

 

Однажды ночью мой муж Филемон начал храпеть, и с тех пор он храпел не переставая. Я совершенно не могла спать под эти громкие рулады и даже начала подумывать о разводе. Но я помолилась Пресвятой Деве Сапопанской, и она спасла мой брак, потому что Филемон вдруг перестал храпеть.

 

Антонио Гарсия работал на небоскребе, когда его сбило сильным порывом ветра. Этим ретабло он благодарит Святого Илию за то, что страховочная веревка спасла его от верной смерти.

 

Мне нравится баловать своих котов и кормить их питательными и богатыми микроэлементами продуктами питания. Я благодарю Пресвятую Деву Сапопанскую за то, что у меня такая ласковая и понимающая семья, которая позволяет, котам есть за столом.

 

Благодарю Святого Антония, что придал мне сил. Этот негодяй грабитель, залезший в мой дом, получил по заслугам. Обескураженный он даже выронил пистолет, которым мне угрожал. Приношу в благодарность это ретабло.



[1] Ретабло это особый вид жертвоприношения в христианской традиции, существующий с средневековья и распространенный особенно в Латинской Америке, но встречающийся и в Европе. Ретабло представляют собой выполненные самими прихожанами иллюстрации бытовых историй о том, как им помог тот или иной святой. Изображение отличается утрированной простотой, и некоторой «одноразовостью» - ретабло развешивают на стенах храма и время от времени прореживаются, чтобы дать место новым. Интересно, что подобные изображения со временем стали заказывать художникам. Есть еще близкое понятие - эксвото (от латинского ex voto – по прошению). Это тоже «задокументированная» благодарность, исполненная в виде слепков исцеленных органов, фигурок долгожданных младенцев, и также в виде картинок или записок с историй чуда.


Категории

Комментарии

Нет комментариев к данной статье.

Комментарии

Поля обозначенные как * требуются обязательно. Перед постингом всегда делайте просмотр своего комментария.





Старые Новые